ЧИТАТЬ ЕЩЁ •••
 
 
 
 

воскресенье, 19 апреля 2020 г.

Интервью с вице-президентом ЕЦБ, проведенное 15 апреля

Интервью с вице-президентом ЕЦБ, проведенное 15 апреля

Неужели это величайший кризис в нашей памяти?

По данным Международного валютного фонда (МВФ), это будет худший спад со времен Великой Депрессии. Существует большая неопределенность, и с учетом этой степени неопределенности нам необходимо определить и проанализировать несколько сценариев. Базовый сценарий МВФ очень похож на другие прогнозы государственного и частного секторов. Важно иметь в виду, что влияние на экономику, которое будет огромным, сконцентрировано во втором квартале года – так же как и в марте – и что воздействие будет сильным, но временным. Этот временный аспект очень важен. Расчеты указывают на сокращение во втором квартале на целых 20% по сравнению с предыдущим кварталом. И это также окажет влияние на государственные финансы и финансовые рынки.

Несмотря на упомянутую вами неопределенность, возможно ли быстрое восстановление экономики в 2021 году?

Ключевым фактором является длительность блокировки – чем дольше она длится, тем сильнее воздействие. Мы надеемся, что в ближайшие месяцы меры сдерживания начнут ослабляться, снижая негативное влияние на экономику, и что во второй половине года мы увидим возврат к положительным темпам роста. Но для восстановления экономики во второй половине 2020 и 2021 годов будет сложно компенсировать спад этого года.

Является ли текущая денежно-кредитная политика ЕЦБ достаточной, чтобы справиться с экономическим воздействием коронавируса (COVID-19), или мы можем ожидать дополнительных мер в ближайшее время?

Мы приняли ряд ключевых мер. Что касается денежно-кредитной политики, то наша реакция на эту ситуацию была очень активной, с тремя типами мер. Во-первых, мы предоставили банкам ликвидность, скорректировав правила предоставления залога для доступа к операциям по предоставлению ликвидности. Поэтому европейские банки имеют в своем распоряжении больше ликвидности и на более благоприятных условиях. Во-вторых, мы ответили мерами, принятыми банковским надзором ЕЦБ. Чтобы избежать кредитного кризиса, мы смягчили требования к капиталу европейских банков, классификации неработающих кредитов и правилам бухгалтерского учета. И в-третьих, мы запустили программу экстренных закупок пандемического гриппа на сумму 750 миллионов евро (PEPP), которая позволит увеличить общий объем активов, приобретенных ЕЦБ, до 1,1 триллиона евро в 2020 году. Это большая сумма для поддержания финансовой стабильности на долговых рынках, в частности на рынках государственных облигаций, а также для защиты механизмов передачи денежно-кредитной политики. Кроме того, конечно, у нас есть бюджетная политика национальных правительств и Европейской комиссии, а также решение Еврогруппы на прошлой неделе.

Считаете ли вы, что мер, принятых на прошлой неделе Еврогруппой, достаточно для того, чтобы справиться с остротой проблемы, или же министры финансов должны были пойти дальше? Например, с coronabonds или аналогичными решениями.

Заключенное соглашение было обязательством, которое идет в правильном направлении. Это очень важно помнить. Чтобы достичь компромисса, каждый должен немного уступить и поверить в это. Это соглашение является признаком политической приверженности. Что касается других возможных мер, таких как коронабонды, то ЕЦБ всегда выступал за существование фискального инструмента на европейском уровне, который может дополнять денежно-кредитную политику. Просто это политическое решение. Мы выступаем за это, мы считаем, что это было бы хорошо для еврозоны, но мы посмотрим, что произойдет. Заседание Европейского совета состоится 23 апреля. Мы считаем его полезным инструментом, но это не зависит от ЕЦБ. Это решать европейским правительствам.

И что вы ожидаете, что произойдет? Как вы думаете, возможно ли достичь политического соглашения, чтобы сделать этот шаг к коронабондам, или это просто мечта?

Я даже не могу сказать, что будет дальше. Все, что я могу сказать, это то, что нынешняя ситуация сложная и что обязательства, взятые Еврогруппой, были положительными, но давайте посмотрим. Возможность создания фонда восстановления является хорошей идеей. Размер фонда и порядок его финансирования остаются открытыми для обсуждения. Вот почему это зависит от того, что решат европейские правительства.

Почему ЕЦБ решил запустить новую программу, PEPP, всего через несколько дней после объявления о том, что он усиливает предыдущую программу. Была ли ваша первоначальная оценка ситуации слишком оптимистичной?

В течение трех-четырех дней мы наблюдали быстрое ухудшение ситуации. В ряде стран были приняты меры сдерживания, и мы поняли, что воздействие на экономику может быть огромным, с последствиями для финансовых рынков. Это была быстрая реакция с нашей стороны. Это помогло успокоить финансовые рынки, и это было хорошо понятно.

Процентные ставки снижаются в ряде стран, в частности в Италии. Это что-то, что беспокоит ЕЦБ?

Мы обеспокоены целым рядом проблем: глубокой рецессией, огромным воздействием на государственные финансы и увеличением потребностей в финансировании. Это вызывает напряженность на финансовых рынках и, в частности, на рынке государственных облигаций. Мы будем сохранять бдительность. Как мы уже неоднократно говорили в недавнем прошлом, мы не допустим какой-либо фрагментации рынка облигаций и будем действовать соответственно. У нас есть новый инструмент – PEPP, и мы можем использовать его гибко с точки зрения сроков и активов, которые мы покупаем. Вот почему я надеюсь, что мы сможем справиться с этой ситуацией.

Следует ли из ваших комментариев сделать вывод о том, что ЕЦБ готов укрепить программу или принять другие меры для реагирования на любые возможные трения?

У нас есть программа, которую мы реализуем. Руководящий совет ЕЦБ не принял никаких решений относительно дальнейших программ. Мы сохраняем открытость в плане того, как реагировать на дальнейшие события и напряженность на рынках. Потому что мы полностью привержены поддержанию стабильности на финансовых рынках и недопущению фрагментации, которая могла бы помешать функционированию механизмов передачи денежно-кредитной политики.

В таких странах, как Португалия, Испания и Италия, люди обеспокоены тем, что мы можем увидеть еще один кризис, подобный кризису суверенного долга в 2010-11 годах. Может ли ЕЦБ подтвердить, что он сделает все необходимое, чтобы избежать такого сценария?

Мы продемонстрировали свою приверженность делу обеспечения ликвидности, сделав требования к капиталу банков более гибкими и разработав программу покупки активов. Мы чрезвычайно привержены этому делу. Нынешний кризис сильно отличается от того, что мы наблюдали в 2010-11 годах. Он не был связан с бюджетными вопросами или банковской системой. Это был мощный экзогенный шок. Это чрезвычайная ситуация в области здравоохранения, которая стала экономической проблемой. Наши нынешние усилия направлены на то, чтобы не допустить его перерастания в долговой кризис.

Есть ли банки в Европе, которые лучше подготовлены для борьбы с этим кризисом, чем в 2008 году? Или мы можем ожидать банкротства банков в разных странах?

Сейчас все совсем по-другому, чем десять лет назад. Банки имеют больший капитал, они обладают большей ликвидностью и более устойчивы. Больше всего беспокоит рентабельность, которая и так была низкой. Европейские банки платежеспособны, но я знаю, что этот кризис еще больше скажется на их доходности. В среднесрочной перспективе банкам необходимо будет продолжать предпринимать шаги по устранению избыточных мощностей, и консолидация могла бы стать разумным способом решения проблемы прибыльности. С точки зрения платежеспособности, это не банковский кризис. На этот раз банки могут быть частью решения, а не проблемы.

Если рецессия будет хуже, чем ожидалось, есть ли риск того, что некоторые банки потеряют деньги на кредитах, которые они в настоящее время предоставляют?

Все правительства, включая Португалию, утвердили государственные гарантии. Когда существует такой уровень неопределенности и падение ВВП, эти гарантии очень важны и полезны, чтобы избежать кредитного кризиса.

Ряд экономистов высказали мнение, что реакция еврозоны на кризис была слабой по сравнению с Соединенными Штатами или Соединенным Королевством, где центральные банки даже будут финансировать государство напрямую. Как бы вы ответили на эти критические замечания?

Если посмотреть на весь пакет мер ЕЦБ, то он впечатляет. Затем у нас есть бюджетная политика, включающая различные программы национальных правительств, и, наконец, есть решение Еврогруппы. Реакция Европы сопоставима с реакцией других мировых экономик.

Какие рекомендации вы могли бы дать правительствам стран зоны евро относительно того, как бороться с экономическими последствиями этой пандемии?

Мы должны понимать, что это приведет к значительному падению доходов от предпринимательской деятельности, и государственный сектор должен будет восполнить этот пробел. Главным фактором обеспечения того, чтобы экономика начала восстанавливаться, когда улучшится ситуация со здоровьем, является попытка “привить”, насколько это возможно, бизнес-экосистему каждой страны. То, что нам нужно сделать, - это постараться максимально сохранить бизнес-систему и пережить этот период. Вот какой был бы мой совет. Сохранение этой экосистемы также важно с точки зрения сохранения рабочих мест и снижения социального воздействия.


Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

 

Форекс прогноз и новости финансовых рынков в нашей регулярной рассылке.

Введите свой e-mail:

Delivered by FeedBurner

 
 
ПОПУЛЯРНЫЕ СООБЩЕНИЯ:
 
ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

Хотите быть в курсе последних событий в сфере форекс ?
Подписывайтесь на нашу рассылку
  Введите свой email :

 
ЧИТАЙТЕ НАС В СОЦСЕТЯХ:
одноклассники майлру вк фейсбук твитер ютуб яндекс дзен rss телеграм instagram
 

ЗАДАТЬ ВОПРОС

 
FreshForex
закрыть

   
 
Форекс рейтинг Рибейт сервис №1 - Торговля на Форекс с МОФТ Яндекс.Метрика
ФОРЕКС ПОРТАЛ | © 2017-2020